Несокрушимая: жизнь и борьба связной Шухевича Ольги Илькив

 

Недавно ушла в вечность связная Главнокомандующего Украинской повстанческой армии генерала Романа Шухевича Ольга Фаустиновна Илькив. Имела 101 год непростой, наполненной борьбы и боли, жизни, пишет lvivski.info. Десятки лет скиталась по тюрьмам. Искала своих детей. Принималась за любую работу, чтобы выжить. И верила. Верила в Украину и ее несокрушимый дух.

Зов крови

C:\Users\G0NTaR\Desktop\Robota\5.jpg

Ольга Илькив родилась 20 июня 1920 года в городе Стрый Львовской области. Стала первенцем в семье Фаустина Илькива и Екатерины-Розалии из рода Коцур. Росла любознательным и настойчивым ребенком. Воспитывалась под крылом дедушки и бабушки Коцуров. Родители Оли развелись, и мама уехали в Варшаву, где создала другую семью.

В воспоминаниях Ольга Фаустиновна называет свое детство счастливым, хотя и поначалу лишенным материнского тепла. Ярко запечатлелся момент, когда маленькой молилась к иконе Святого Николая, думая, что это Бог. Девочка искренне молилась, а мыслями линула к маме. К своей маме, которую тоже так хотела иметь рядом.

В 1933 году Оля Илькив завершила обучение в народной школе. Дальше поступила в Стрийскую гимназию. В 14-летнем возрасте перебралась к матери, Розалии Илькив, в Варшаву. Дома Оле говорили, что теперь она станет полькой. Это очень ее возмущало. Злилась, кричала, что будет всегда украинкой. С самого детства имела какое-то рвение, зов крови к своему, украинскому.

C:\Users\G0NTaR\Desktop\Robota\й4.jpg

По наставлению мамы пошла учиться в Украинский институт для девушек в Перемышле (1936-1939 годы). Там присоединилась к украинской ячейке «Пласта». Ольгу взяла под свою опеку старшая на 2 года соученица Галина Змиенко. Пластунство было подпольным, но многие вступали в организацию. Девушки тайком встречались с ребятами-националистами.

В молодости мечтала стать журналисткой. Очень хотела писать, но не имела соответствующего образования. Не знала, пробьется ли. Но не успокаивалась. Зерно творчества осталось с ней на всю жизнь.

Хотела свободно петь патриотические песни

C:\Users\G0NTaR\Desktop\Robota\6.jpg

Оставался год до окончания учебы в Ярославской гимназии. Но пришла война, которая закрыла Ольге путь домой – в Варшаве она была на немецкой стороне. Молодая 20-летняя Илькив отправилась в Краков, где после завершения курсов от Ярославской гимназии сдала матуру (выпускные экзамены – прим. ред.) в 1940 году.

В это же время там проходил съезд Организации украинских националистов (ОУН), где состоялся раздел на бандеровцев и мельниковцев.

«В Кракове, еще в 1940 году, я увидела, как вели себя ребята, наверное, с Гуцульщины. Они шли и пели героические песни. И я подошла к Гале Змиенко: «Галя, ну что, видишь, что наши ребята делают? Давайте решать — к бандеровцам или мельниковцам?», – вспомнит через полвека Ольга Илькив.

С тех пор мысль о вступлении в организацию не покидала ее. Она должна была стать частью этого движения. Противиться зову было бесполезно.

Вернувшись в Варшаву, Ольга работала в Украинском центре для украинцев-эмигрантов. В ряды ОУН таки вступила – это событие произошло 30-го июня 1941 года. Как раз в тот день национальное собрание во Львове, возглавляемое Ярославом Стецько и Степаном Бандерой, провозгласили Акт восстановления украинской государственности.

Прошла недолгая обучение, и Ольгу переправляют во Львов, а затем на Житомирщину. Однако поход отменяют, потому что Львов уже захватили немецкие войска. 5-го июля 1941 года гитлеровцы пришли за Степаном Бандерой, Ярославом Стецьком, арестовали три сотни оуновцев, из которых 15 убили.

Так Илькив начала работать в Главной дирекции Львовской железной дороги. На свои документы оформляла билеты на поезд, которые передавала украинским повстанцам. С 1942 стала во главе женской сети ОУН во Львове. Вспоминает, что вербовать людей ей было нетрудно, была убедительна и умела подобрать правильные слова.

«Я не могла этого не делать, не могла не присоединиться к подполью. Вся Украина тогда горела под красным сапогом», – объясняла свой выбор Ольга Фаустиновна.

Верная навсегда

C:\Users\G0NTaR\Desktop\Robota\7.jpg

Где-то в 1942 году во Львов вернулась и мать Ольги – Екатерина-Розалия. Застала счастливый момент в жизни дочери – свадьбу. В разгар войны, 27-го апреля 1943 года, Оля вышла замуж за руководителя Стрыйского надрайонного провода ОУН Владимира Лика («Данила»).

Позже женщина вспомнит, что познакомилась они на Андреевских вечерницах. В мужа Оля влюбилась сразу. Только увидела его удивительные глаза. Была с любимым Владзем одной крови, служили одной цели. Только он пошел в лес, а у беременной Ольга была другая судьба – стать связной ОУН-УПА.

На Рождество 1945 года в доме на улице Колонтая, 6 (теперь улица Менцинского в Галицком районе Львова – прим. ред.) арестовали мать Илькив. В свою четырехкомнатную квартиру ей больше не суждено было вернуться. После освобождения из-под ареста оказалось, что там теперь живет заместитель начальника тюрьмы НКВД № 4 (в народе «Бригидка» – старейшая действующая тюрьма во Львове и на территории современной Украины, расположенная на улице Городоцкой, 20 – прим. ред.). 

В это время Ольга переходит в подполье. В июле 1946 года в селе Конюхов Стрыйского района на свет благословилась дочь Звенислава. 

C:\Users\G0NTaR\Desktop\Robota\8.jpg

Именно из-за рождения дочери в октябре 1946 года ее посетила давняя знакомая Екатерина Зарицкая, которая возглавляла женскую сетку ОУН. Предложила работу. Удерживать квартиру для одного человека. Только молодая мама переживала, не подведет ли на руках с 3-месячным младенцем. Выяснилось, что материнство только в помощь, ведь нужно было создавать видимость нормальной семьи – с детьми и домашними хлопотами.

Укрытие для Шухевича

Так Ольга вместе с маленькой Дзвинкой и матерью Розалией переехали в село Княгиничи Рогатинского района Ивано-Франковской области. На поддельные документы Илькив сняла помещение прежней почты, которое должно было стать конспиративной квартирой для командира УПА. Обустроить тайник помогала связная Екатерина Зарицкая («Монета») и охранник Шухевича Любомир Полюга («Богдан»).

Илькив до последнего не знала, кого будет скрывать. Через два дня ночью в дом постучали. На пороге стоял человек с двумя охранниками. Это и был Роман Шухевич.

C:\Users\G0NTaR\Desktop\Robota\9.png

С тех пор за закрытыми занавесками конспиративного жилья велась тайная жизнь. В доме было два бункера – один под полом, другой за стеной. А ночью дом посещали охранники и связные. Сама Ольга («Роксоляна») тоже исполняла обязанности связной по поручению Шухевича – ездила по селам, получала деньги, передавала послания, организовывала другие конспиративные квартиры.

В своих воспоминаниях Ольга описывает командира УПА как мужчину простого, шутливого, но привыкшего к порядку. Во время их совместного проживания в доме царила дружеская атмосфера. Роман Шухевич не забывал делать зарядку, много читал, преподавал женщинам английский, но и не сторонился помочь по хозяйству или уложить спать маленькую Дзвинку. Говорил, что еще погуляет на ее свадьбе, но не суждено…

По легенде в доме жили одни женщины – портнихи, которые вели обычную сельскую жизнь и воспитывали ребенка. Но вдруг Ольга забеременела после тайной встречи со своим мужем Владимиром Ликом. Чтобы не привлекать внимание, пришлось Оле фиктивно пожениться с охранником Шухевича Любомиром Полюгой.

Целый год женщины прятали командира УПА в обычном сельском доме. В конце 1947 года пришли тревожные вести об аресте связной Шухевича, что поставило под угрозу всю миссию. Ольге с родными пришлось срочно убегать. Оказалась в селе Гримном Городоцкого района Львовской области. Там 8-го декабря 1947 года Оля во второй раз почувствовала радость материнства – родила сына Владимира. Через несколько месяцев обожгло страшное известие – погиб за Украину любимый мужчина. Так и не увидел новорожденного сына.

В 1950 году Оля собиралась ехать на шахты Донбасса работать. Эту идею поддержал Шухевич, передав «штафетку» с предложением продлить дело подполья уже на востоке страны. Перед отъездом Илькив решила поехать во Львов, чтобы попрощаться с товарищами по борьбе. Но распрощаться пришлось со свободой. На долгие-долгие годы.

Роковой арест

C:\Users\G0NTaR\Desktop\Robota\й1.jpg

Под конспиративной квартирой «Роксоляну» уже ждали сотрудниками Львовского УМГБ (Министерство госбезопасности СССР). Ольга имела при себе важный адрес подпольного дома и ампулу с ядом, спрятанную в поясе чулков. Перед женщиной предстал сложный выбор: зверские пытки или верная смерть. Времени на раздумья не было. Она проглатывает записку с адресом, чтобы не предать своих.

Связную Романа Шухевича бросили в страшные казематы тюрьмы на Лонцкого (теперь Национальный музей-мемориал жертв оккупационных режимов – прим. ред.). Там подверглась жестоким пыткам. Кроме избиения и изуродования, кагебисты были виртуозами психологического давления. Сначала женщина переживала заключение родных – мамы Розалии и младшей сестры Ирины. Потом услышала самое страшное: «Детей больше никогда не увидишь!» Дочь Дзвинку и сына Владимира забрали в детский дом на Погулянке. А чтобы детей мать не смогла найти, сменили их имена на Веру и Андрея Бойкив.

Тогда же узнала, что главный командир УПА Роман Шухевич погиб во время перестрелки в селе Белогорща во Львовской области 5-го марта 1950 года.

Два года следствия… Наконец, приговор – 25 лет заключения за «участие в антисоветской банде». Отбывала срок подпольница во Владимирском централе в 100 км от Москвы и в Александровском централе в Иркутской области.

C:\Users\G0NTaR\Desktop\Robota\11.jpg

На чужбине вышивала рубашку, выливая каждое воспоминание и тоску по Родине на полотне. С тех пор как следователь назвал Ольге новую фамилию ее детей, мыслями льнула к ним постоянно. В 1953 году Илькив удалось отправить известие в один из львовских детдомов. Оттуда пришел ответ, что дети нашлись.

После смерти Сталина дела бандеровцев пересматривали, сотни людей получили амнистию, но Ольга покаяться перед истязавшими украинцев живодерами не смогла. Упасть перед врагом на колени – хуже смерти.

В СССР оставалось четыре женщины с таким сроком заключения, которые не покаялись – Екатерина Зарицкая, Ольга Илькив, Галина Дидык и Дарья Гусяк. Все они были связными Романа Шухевича. Чтобы не подстрекали других, их разместили в одной камере.

Пока Оля находилась в заключении, вышла на свободу ее сестра Ирина, затем освободилась и мама. Розалия-Екатерина не дождалась старшей дочери, незадолго отошла в вечность.

В феврале 1964 года Ольга Илькив досрочно освободилась из советских застенков. Через 14 лет разлуки мать наконец-то увидела своих детей наяву, а не во сне или бреду. Они были такими взрослыми…

Возвращение во Львов

C:\Users\G0NTaR\Desktop\Robota\11.jpg

Женщина в темной тюремной одежде и с круглой сумкой появилась на пороге интерната. Дети понимали, что это их мама, но было необычно и немного стыдно. Пришлось заново учиться жить вместе.

Сначала у Ольги не было ни прописки, ни денег, ни работы. Так что устроилась санитаркой во Львовскую областную больницу. Дальше, чтобы получить жилье, пошла работать дворником в ​​Домуправе Львова. Комнату дали, тогда  смогла забрать к себе детей из интерната.

В одно время Илькив окончила вечернюю школу во Львове, в 1972-1976 годах была сотрудником Львовского исторического музея, а в 1977-1979 годах работала в отделе фондов Львовского музея народной архитектуры и быта.

С обретением Украиной независимости начала рассказывать о подполье, активно участвовала в многочисленных научных и воспитательных мероприятиях, посвященных Освободительным соревнованиям украинцев.

C:\Users\G0NTaR\Desktop\Robota\й7.jpg

«Мы обрели кровью и мучениями самостоятельную Украину, и теперь мы должны наполнить ее своим украинским содержанием, своей любовью, благородством, чувством красоты, своей песней, которая бессмертна и которой нет равных. Она оживляет наш дух и зовет нас в будущее», – зажигала сердца украинцев Ольга Илькив.

О тернистой жизни связной Романа Шухевича сняли несколько фильмов. А еще она написала стихотворение «Повстанческое танго», которое положили на музыку.

«Посмотри, вот первый снег...

И мечта бела с недавних дней,

И вдаль летит из-под крыши

Прядиво странное из тоски и снов...

Одна безумная нас пленила судьба,

Что дарила любовь как нежный цвет.

Или победим, или погибнем за свободу,

Жить будет вечно порыв, заклятый в миф!»

Так, с первым снегом, 6-го декабря 2021 года отошла в засветы душа легендарной женщины, несгибаемой патриотки, львовянки Ольги Илькив. История непокоренной «Роксоляни» будет жить среди украинцев вечно.

Comments